Обратный звонок
Главная \ Новости \ ПОД/ФТ/ФРОМУ \ Об административной ответственности за неисполнение требований законодательства в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма по новому КоАП РФ.

Об административной ответственности за неисполнение требований законодательства в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма по новому КоАП РФ.

Об административной ответственности за неисполнение требований законодательства в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма по новому КоАП РФ.

Автор: Харисов Игорь Фанзилович, руководитель компании Ю-ПИТЕР КОНСАЛТИНГ, телефон +7(800) 100-49-90, электронная почта info@law115.ru

КОАП РФ2

На федеральном портале проектов нормативных правовых актов опубликован проект нового Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее КоАП РФ), который новую  содержит статью 30.3 "Неисполнение требований законодательства в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", предусматривающую административную ответственность за нарушения в сфере противодействия легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма (далее - ПОД/ФТ).

Так, часть 3 статьи 30.3 Проекта КоАП РФ в текущей редакции предусматривает применение мер ответственности в виде административного штрафа за неисполнение или ненадлежащее исполнение требований Федерального закона от 07.08.2001 г. №115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - Федеральный закон №115-ФЗ), выразившееся в непредставлении сведений об операциях, подлежащих обязательному контролю, и (или) об операциях, в отношении которых у сотрудников организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, или в представлении недостоверных сведений об операциях, подлежащих обязательному контролю, в уполномоченный орган, а равно в невыявлении и (или) нефиксировании сведений об операциях, в отношении которых у сотрудников организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.

Ассоциация российских банков в своем письме от 22 июня 2020 г. №А-01/5-290 предлагает изменить формулировки части 3 статьи 30.3 Проекта КоАП РФ, исключив часть 3 статьи 30.3 Проекта КоАП РФ либо полностью, либо только последнюю фразу про невыявление подозрительных операций, поскольку существующая формулировка противоречит самой логике выявления подозрительных операций и объясняет это следующим:

"Следует заметить, что главной и конечной целью исполнения требований Закона N 115-ФЗ, подзаконных актов, принятых во исполнение указанного закона, является не сам факт доказывания "подозрительности" конкретной операции, а выявление тех операций, которые могут свидетельствовать о подготовке к совершению преступлению или уже совершенном преступлении. Задача борьбы с отмыванием денежных средств и финансированием терроризма - это отбор операций, которые выглядят наиболее подозрительно, с учетом содержания и обстоятельств совершения операции, а также характеристики личности клиента. В действующем законодательстве содержится достаточно обширный перечень операций с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю. Однако, помимо таких операций, в связи с необходимостью эффективного ПОД/ФТ сотрудники организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны фиксировать и направлять в уполномоченный орган информацию и о других операциях, вызывающих обоснованные подозрения с точки зрения рисков отмывания доходов и финансирования терроризма. Выявление признаков сомнительности в операциях клиента является субъективным процессом, результаты которого зависят не только от уровня компетенции ответственного сотрудника банка, но прежде всего от объема имеющейся информации о клиенте и совершаемой им операции.

Поскольку процесс выявления подозрительной операции, по сути, представляет собой субъективную оценку фактов сотрудником кредитной организации либо сотрудником регулятора, непризнание той или иной операции подозрительной (т.е. ее невыявление) может являться основанием для проведения дополнительной проверки, но не для привлечения сотрудника кредитной организации к административной ответственности. В противном случае "объективная сторона правонарушения" неизбежно трансформируется в "субъективное мнение" контролирующего органа.

Кредитные организации являются одним из основных субъектов контроля в сфере ПОД/ФТ, в связи с чем сотрудники подразделений финансового мониторинга кредитных организаций на ежедневной основе выполняют колоссальную работу в процессе отслеживания, анализа, фиксирования информации о подозрительных операциях и направления этой информации в уполномоченный орган. При этом кредитные организации и регулятор находятся в заведомо неравных информационных условиях в процессе выявления сомнительных операций. У кредитной организации может быть недостаточно информации, поскольку она по общему правилу может видеть только операции, проводимые через нее, но не в состоянии отследить всю цепочку операций клиента. Поэтому операции, которые выглядят подозрительными для Банка России или Росфинмониторинга с учетом всей имеющей у них информации, могут не выглядеть подозрительными для конкретной кредитной организации (либо их подозрительность кредитная организация - с учетом имеющейся у нее информации - просто не сможет доказать). Банк России видит всю цепочку операций и всех контрагентов клиента, и у него больше административных возможностей понять сущность операции. В частности, Банк России может запросить дополнительную информацию как у иных кредитных организаций, так и у государственных органов. Например, при выявлении операции, в отношении которой у сотрудников отдела финансового мониторинга возникают подозрения, кредитная организация запрашивает нужную ей информацию у своего клиента, однако он ее может не предоставить, а Банк России в той же ситуации может запросить информацию у другой кредитной организации, обслуживающей этого клиента, и получить ответ.

В связи с этим, принимая во внимание заведомо неравные информационные условия кредитных организаций и регулятора, Ассоциация российских банков считает недопустимым установление административной ответственности за факт невыявления операций, в отношении которых возникают подозрения, что они осуществляются в целях отмывания доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма (т.е. по сути, за факт непризнания конкретной операции подозрительной). Административная ответственность должна быть установлена только за несоблюдение мероприятий обязательного контроля, поскольку только там есть объективные критерии для выявления незаконных операций".

Представляется, что доводы изложенные в письме Ассоциации российских банков в части изменения диспозиции части 3 статьи 30.3 нового КоАП РФ обоснованны и остается надеяться, что законодатель прислушается к эти доводам и в "финишной" версии кодекса статья 30.3 будет изменена.

Теги 30.3 КоАП РФ
Комментарии

Комментариев пока нет

*Подтвердите, что Вы не робот:
Loading ...
Яндекс.Метрика ;